Алекситимия и психосоматические болезни.

Алекситимия

Алекситимия и психосоматические болезни.

     Алекситимией называют психологическое состояние личности, при котором человек, потеряв способность к определению и проявлению собственных эмоций, вынужден стараться выглядеть нормальным в глазах других.
У психотерапевтов существует термин “алекситимия”. Он состоит из отрицательного префикса “ἀ” и двух основ: “λέξις” (слово) и “θυμός” (чувства, эмоции). Этот термин описывает психологическое состояние, когда личность неспособна оценивать и описывать собственные эмоции. Для того, чтобы иметь целостное представление о собственной жизни, индивид должен осознавать и различать, что он чувствует. 

Существует наблюдение, что многие психосоматические больные в ситуации обследования (например, психоаналитического) ведут себя иначе, чем здоровые люди и больные с неврозами.

Их высказывания часто банальны, пустословны, они не способны развивать свои мысли, не могут понять переносный смысл высказываний. Выявляется не только речевая бедность, но и неспособность к воображению. Характерно, что во время контакта, особенно в критической ситуации, больные заменяют ожидаемые от них речевые обороты или воображаемые представления жестами, т.е. у них срабатывает телесный уровень психики. Пациент при этом отделён от своего бессознательного и тесно привязан к окружающему миру. Психосоматическая клиника расценивается как откат «Я» на примитивный защитный уровень в виде психосоматических заболеваний.

Достоверные данные многочисленных наблюдений позволили сделать попытку охарактеризовать психосоматическую структуру личности. Сегодня она большей частью определяется понятием «алекситимия», которая характеризуется четырьмя типичными признаками с разной степенью их выраженности в каждом отдельном случае.

Признаки алекситимии.

  1. Своеобразная ограниченность способности фантазировать. Пациент затрудняется или оказывается просто не способным пользоваться символами, результатом чего является своеобразный тип мышления, который можно определить как «механический», «утилитарный», «конкретный». Речь идёт о связанном с текущим моментом, ориентированном на конкретные реальные вещи мышлении, которое почти не затрагивает внутренние объекты, лишено колоритности, в разговоре утомляет собеседника и часто производит впечатление настоящей ограниченности. Оно организовано прагматически-технично и направлено на механическую функциональную сторону описываемого.
  2. Типичная неспособность выражать переживаемые чувства. Пациент не в состоянии связывать словесные или жестовые символы с чувствами. Чувства испытываются, если они вообще имеются, как нечто неструктурированное, во всяком случае непередаваемое словами. Они часто описываются через окружающих (моя жена сказала… врач сказал…) либо вместо чувств описывается телесная реакция.
  3. Примечательно, что психосоматические пациенты очень приспособлены к товарищеским отношениям, что даже определяется как «гипернормальность». Их связи с конкретным партнёром характеризуются своеобразной «пустотой отношений». Поскольку они не в состоянии разбираться в психологических структурах, то остаются на уровне конкретного «предметного» использования объектов.
  4. Происходит тотальное психологическое слияние с партнером; психосоматический больной существует, так сказать, с помощью и благодаря наличию другого человека (его «ключевой фигуры»). Отсюда становится понятным, почему потеря (вымышленная или реальная) этой «ключевой фигуры» («потеря объекта») так часто обнаруживается как провоцирующая ситуация в начале (или при ухудшении) болезни. Для объяснения этих данных было выдвинуто четыре различных этиологических гипотез.

 

      Гипотезы

  1. Гипотеза дефицита. В её основу положено мнение о том, будто у этих больных имеет место «первично-застревающее» на более ранней стадии развитие. Эта гипотеза имеет важное значение и для терапии, которая включает аспект развития.
  2. Гипотеза регрессии* вследствие травмирования подразумевает психосоматические симптомы аналогично трактовке невротических симптомов как следствия фиксации на травмирующем факторе с откатом на более раннюю стадию развития. Эта модель не может, однако, объяснить, почему возникает телесный, а не психический симптом.
  3. Гипотеза наследования пока не может обсуждаться, поскольку для её обоснования слишком мало достоверных данных.
  4. Гипотеза социально-психологического формирования реакции. В свете этой гипотезы алекситимия интерпретируется как феномен типичного приспособления к западному индустриальному обществу, в котором требуется конкретно-реалистическое, эмоционально малоокрашенное приспособительное поведение.

Хотя «алекситимия» как проявление человеческого образа действий – явление бесспорное и наблюдается постоянно у многих пациентов, гипотеза о том, что это типичная психосоматическая структура, наталкивается на контраргументы и до сих пор вызывает дебаты. Самое важное возражение вызывает её неспецифичность: несмотря на то что алекситимию находят у многих (хотя и не у всех) психосоматических больных, она обнаруживается у не меньшего числа больных с неврозами и здоровых людей. Поэтому сегодня лучше говорить о том, что алекситимическое поведение представляет собой неспецифический фактор риска, который может быть связан с другими (специфическими и неспецифическими) факторами.

Вероятно, следует критически оценить концепцию алекситимии, ибо простое навешивание ярлыка и характеристика человека как «алекситимика» не охватывают всего комплекса его личности и не исчерпывает её оценку. На зависимость алекситимии от ситуации указывает тот факт, что алекситимическое поведение у определённых психосоматических больных явственнее обнаруживается в ситуации интервью, когда беседуют двое. В наблюдениях с анализом речи, при котором оценивают высказывания невротиков и психосоматических больных в ситуации интервью и сравнивают их, обнаруживаются заметные и характерные различия. Речь психосоматических больного беднее по объёму и по содержанию и менее выразительна. При проективных тестовых исследованиях, например с помощью теста Роршаха, психосоматические больные по сравнению с невротиками обнаруживают «синдром недостатка фантазии». Тот факт, что речь может идти о различиях в интеллектуальном уровне исследователя и пациента, создающих трудности в общении, сегодня уже не учитывается. В соответствии с этим возникает необходимость развивать особую стратегию лечения психосоматических больных.

Сточки зрения использования метода мезопсихологии, очевидно, что необходима серьезная стимулирующая работа с эмоциональным и чувственным уровнями психики. Это особенно важно при лечении психосоматических больных с алекситимией.

Регрессия (лат. Regressus — обратное движение) — защитный механизм, являющийся формой психологического приспособления в ситуации конфликта или тревоги, когда человек бессознательно прибегает к более ранним, менее зрелым и менее адекватным образцам поведения, которые кажутся ему гарантирующими защиту и безопасность.

 

Написать комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

токофобия

Токофобия

Сегодня всё больше женщин предпочитают для рождения ребёнка делать …

aritmia

Эмоциональная аритмия

Аритмия заключается в патологическом изменении последовательности …

Obmorok

Психосоматический обморок

 Понятия «обморок», «потеря сознания», «вазовагальный синдром» или …